Лотошинский район Военные годы.

  В конце декабря немцы ввели в своих частях жесточайшую дисциплину. Отступление, любая сдача позиций карались вплоть до расстрела. Гитлеровцы сражались с упорством обреченных. Большие потери несли под Ново-Васильевским и соседними с ним деревнями подразделения 371-й стрелковой дивизии, под Калицином почти все свои танки потеряла 21-я танковая бригада, несмотря на массовый героизм ее бойцов. Тылы сильно отставали от наступающих частей, и потому возникли серьезнейшие перебои с подвозом продовольствия, боеприпасов, горючего, не было пополнения личным составом подразделений как 30-й, так и 1-й Ударной армии. С 1 по 26 декабря 1-я Ударная армия в непрерывных кровопролитных боях потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести 14 671 человека. Стрелковые бригады по существу превратились в батальоны, батальоны — в роты. Гитлеровцы при отступлении сжигали дотла все населенные пункты, и наши бойцы в условиях суровой зимы 1941 года не имели возможности даже обогреться, неделями находясь в чистом поле, на ледяном ветру. Тем не менее наши части сохраняли высокую боеспособность. Немецкая солдатня, ожесточенная военными неудачами, вымещала свою злобу на мирном населении. Пытки, расстрелы, виселицы стали повседневным делом оккупантов. 23 декабря фашисты выгнали всех жителей деревни Малеево из своих домов, часть их оставили для рытья траншей, а женщин, детей и стариков отправили по дороге в сторону деревни Шапково. 25 декабря жителей Шапково и нашедших здесь приют жителей Малеева погнали колонной в сторону Ново-Васильевского. Под угрозой расстрела людям запретили возвращаться в Шапково. Около 80 человек, по грудь в снегу, полураздетые, многие из них с малолетними и грудными детьми, едва добравшись до Ново-Васильевского, были встречены гитлеровцами на окраине. Под дулами пистолетов людей препроводили на дорогу к Ново-Костину. Более суток гоняли жителей по ледяным полям от деревни к деревне между спиралями колючей проволоки «Бруно». Полуживые женщины вытаптывали в снегу ямы, чтобы укрыть от ветра при 25-градусном морозе замерзающих детей. Много детей и стариков замерзли в ту страшную ночь в заснеженном поле. На следующий день оставшихся в живых встретили под Ново-Васильевским пулеметными очередями. Со стороны Шапково по людям били шрапнельными снарядами, со стороны Малеево — трассирующими пулями. Немногие уцелели в той дикой бойне. Только из семьи Тупицыных 26 декабря на Ново-Васильевском поле погибло шесть человек... 30 декабря юго-восточнее села Калицино в район высоты 169,3 выдвигается 923-й стрелковый полк 251-й стрелковой дивизии полковника С. И. Орестова, 107-я мотострелковая дивизия генерал-майора П. Г. Чанчибадзе, 82-я кавалерийская дивизия полковника Н. В. Горина. Этой группе ставилась задача прорвать фронт противника южнее Калицино, выйти в район деревень Абушково, Верейки, Софиевское и отрезать калининскую группировку врага, В этот же день 44-я стрелковая бригада 1-й Ударной армии вела наступление на деревню Гаврилово. К концу дня ее позиции начала занимать 62-я морская стрелковая бригада полковника В. М. Рогова. Ноовый год на лотошинской земле советские воины встретили в тяжелейших боях. Во второй половине дня 31 декабря моряки полковника Рогова освободили Мармыли и Званово. В бою отличились старшины второй статьи Н. Мелехин и В. Кузнецов, политрук Л. Подо-бельский. Уже неделю шли кровопролитные бои за деревню Дьяково. Противник занимал западную и северную часть деревни, наши войска — восточную. Линия фронта пролегла посередине деревни. Именно здесь, на нейтральной полосе, оказалось убежище, где укрылись более тридцати мирных жителей деревни — женщины, старики, дети. Так начался для этих людей самый жуткий в их жизни кошмар, продолжавшийся около трех недель. Кончились скудные запасы сухарей и маленький мешочек ржи, не было воды. Люди с великим трудом под угрозой гибели порой ухватывали горсточку грязного снега, грели его на груди, чтобы получить глоток воды. Каждого, кто пытался даже ползком выбраться из убежища, сражала фашистская пуля Погибла от разрывной пули Василиса Козлова, умер от голода ее грудной ребенок, умерли от голода Матрена Горвалева, Ольга Сальникова. У Ольги Федоровны Тын-ковой от пули погиб сын Володя, умерли от голода и жажды отец и две малолетние дочери, ослеп от истощения муж. Обезумевшие люди за горсточку снега рисковали жизнью. Началась ужасная игра со смертью, в которой принимали участие и взрослые, и дети. Мальчики соперничали друг с другом в ловкости и быстроте, каждому казалось, что уж его-то минует фашистская пуля. Но пули настигали всех. Со спокойной методичностью следили фашисты за убежищем. Они были увлечены этой адской игрой: число трупов у входа в убежище росло. Екатерина Попкова выползла наверх за снегом, чтобы напоить своего ребенка. Пуля вражеского снайпера попала ей в голову, были убиты Сергей Горвалев, Витя Козлов... У людей таяли последние надежды на спасение. А наверху каждый день гремели бои. Для прорыва немецкой обороны в районе Калицина и Дьякова были переброшены 8, 21 и 35-я танковые бригады, 107-я мотострелковая дивизия, 145-й отдельный танковый батальон, 18, 24 и 82-я кавалерийские дивизии, 251, 365, 371 и 379-я стрелковые дивизии.
  В истории битвы за Москву, пожалуй, нет больше случая такой концентрации войск у двух простых русских деревень. Все новые резервы через деревню Хило-во бросались в бой. А навстречу им из-под Чапаева, Калицино и Дьякова везли и везли сотни и сотни раненых. В 8-й и 21-й танковых бригадах за неделю боев сгорели в своих танках у деревни Дьяково младшие сержанты Платон Забава, Петр Баранов, башенный стрелок Григорий Рух-ленко, командир танка Александр Гурьянов, погибли 65 бойцов мотострелковых батальонов этих бригад, у деревни Хилово погиб механик-водитель Николай Шабаршов. Еще большие потери у Дьяково понесли танкисты 35-й танковой бригады. Были убиты командир роты малых танков лейтенант В. В. Зуевич, комиссар роты средних танков И. Я. Кабанов, командиры танков лейтенанты М. И. Курапов, А. И. Круглов, Д. П. Солодкин и Е. Ф. Сибельников, танкисты Г. И. Морщанин, А. А. Мороз, П. С. Скорыч, Ф. М. Федосеев, Г. Г. Цыпков... 5 января 1942 года 29-й стрелковой бригаде полковника М. Е. Ерохина, сражавшейся под Плаксином и Бреневом, присваивается звание гвардейской и она преобразуется в 1-ю гвардейскую стрелковую бригаду. К 9 января эта бригада была переброшена под Волоколамск в полосу наступления 20-й армии. За мужество и героизм 11 января 1942 года 8-я танковая бригада и 12 января 1942 года 107-я мотострелковая дивизия были переименованы в гвардейские и соответственно стали называться 3-й гвардейской танковой бригадой и 2-й гвардейской мотострелковой дивизией. К 11 января часть войск 30-й армии была переброшена на другие участки Калининского фронта. В Лотошинском районе продолжали боевые действия две стрелковые дивизии и 21-я танковая бригада армии Д. Д. Лелюшенко. 379-я стрелковая дивизия занимала рубеж: Андрониха — Дьяково — Татьянкино — озеро, Большое Соколово, 251-я стрелковая дивизия — озеро Большое Соколово — Федосово — Ново-Костино — Минино. 21-я танковая бригада расположилась по линии Хмелевка — Волково — Кельи — Паршино. Командиром объединенного участка 30-й армии был назначен командир 379-й стрелковой дивизии полковник В. А. Чистов. На правом фланге 1-й Ударной армии остались для ведения боев в Лотошинском районе 62-я морская стрелковая бригада, 41-я и 84-я стрелковые бригады. 10 января 1942 года в 8 часов утра войска правого крыла Западного фронта в составе 1-й Ударной, 20-й и 16-й армий после полуторачасовой артиллерийской подготовки перешли в решительное наступление в общем направлении на город Гжатск. Для гитлеровских войск, находящихся на части территории Лотошинского района, возникла угроза окружения. Гитлеровское командование приняло решение отвести войска из лотошинского выступа. 15 января немцы начали отход, сжигая за собой населенные пункты и минируя дороги. Ранним утром 16 января 1255-й стрелковый полк 379-й стрелковой дивизии полностью освободил деревню Дьяково, вызволив из темных ям оставшихся в живых жителей. В этот же день воины 1257-го стрелкового полка 379-й дивизии заняли деревню Калицино, судьба жителей которой оказалась еще более ужасной, чем жителей Дьякова. Время фашистской оккупации калицинцы провели в землянках, а попросту — в темных стылых ямах, без теплой одежды, без пищи и воды. При любой попытке людей выйти на свет гитлеровцы сразу же открывали прицельную стрельбу. Десятки женщин, стариков и детей были замучены, расстреляны, умерли от голода, жажды или замерзли. В марте 1942 года газета «Комсомольская правда» опубликовала статью корреспондента В. Чернышева «Черные дни деревни Калицино», поместив серию фотографий, потрясших читателей чудовищными зверствами гитлеровцев над мирными жителями Лотошинского района.

Предыдущая страница | Страница 3 из 5 | Следующая страница